среда, 13 июля 2011 г.

Девочка и Дракон



«Маленькая, но очень Великая Волшебница»

На одной далекой планете жила девочка, которая хотела все знать. Звали ее Ол’Лалия. И была она Великой Волшебницей, хоть и совсем маленькой еще. А забот у Великой Волшебницы всегда хоть отбавляй, поэтому и была Ол’Лалия ооочень серьезной.
Каждый день она входила в Кристазал и приветствовала своих подданных, желая им хорошего дня.

КРИСТАЗАЛ = Кристалл + Зал =  Кристальный зал

Как у нее это получалось? Дело в том, что Кристазал представляет собой половину друзы – пустоты внутри камня, стенки, которой усеяны кристаллами. Друзы бывают самых разных размеров – от маленьких до огромных. Из такой огромной друзы и сделан купол Кристазала. А вот кристаллы из второй половинки есть в доме каждого жителя планеты. Поэтому, приветствие Великой Волшебницы из Кристазала могут слышать все ее подданные.
Потом Ол’Лалия шла в Палатиум, где заседали, решающие государственные вопросы мудрецы, и говорила Важное.

ПАЛАТИУМ = Палата+Ум = Палата ума или Ума палата

Важное каждый раз было разным, иногда совсем непонятным, но мудрецы его тщательно записывали, а потом долго изучали, на то ведь они и мудрецы.
Затем Ол’Лалия шла в дворцовую библиотеку и читала Энциклопедию Великих Волшебниц. Сколько в ней томов никто точно не знал. Известно было лишь то, что читать их следует строго по порядку и только до обеда.
После обеда маленькая волшебница отправлялась в Палацсо.

ПАЛАЦСО = Палата+Ценный+Совет = Палата ценных советов

Как вы уже, наверное, догадались, давать ценные советы, всем, кто их просил. Ведь одной из способностей Великой Волшебницы было то, что она могла ответить на любой вопрос. Вот она и отвечала на самые разные вопросы до самого вечера. Это было очень утомительно, но она не жаловалась. Ведь она была не просто маленькой девочкой, а Великой Волшебницей.
После этого Ол’Лалия оставалась одна. Никто не осмеливался тревожить Великую Волшебницу, которой полагалось отдыхать. Но она не могла отдыхать, потому что знала - все ждут от нее  чуда, которое она пока не знала, как сотворить, и поэтому она тайком пробиралась в библиотеку и читала до тех пор, пока глаза не начинали слипаться. Часто ее находили заснувшей над Книгой и переносили в спальню, а утром все начиналось снова. Вот такая она Ол’Лалия, Великая Волшебница с планеты Тумвера.

ТУМВЕРА = Туман +Веретено = Веретено Тумана.


Тумвера – самая маленькая планета из известных планет системы Ра, которую еще называют Радостной системой. По-моему, это логично - наша система называется Солнечной, потому что ее планеты вращаются вокруг звезды по имени Солнце. Планеты Радостной системы вращаются вокруг звезды Ра. Она для тумверийцев - жителей Тумверы - то же самое, что для нас Солнце.

Ра - Солнце - Источник тепла и света.

Тумвера всегда обращена к звезде Ра одной стороной, поэтому здесь нет смены дня и ночи. На светлой стороне планеты находится гора Павнеб - единственный большой участок суши на планете.

ПАВНЕБ = Палец+В+Небо= Пальцем в небо


Тумверийцы считают, что это не слишком подходящее название для такой величественной горы. Какое-то оно... несерьезное!  Поэтому гору Павнеб обычно называют просто Горой. Это  удобно, ведь других гор на Тумвере все равно нет. Поэтому из уважения к жителям Тумверы и мы в дальнейшем будем называть ее так.
Гора такая громадная, что ее хорошо заметно даже с других планет райской системы. Она и есть один из тех двух выступов, из-за которых планета получила свои прозвища. Вторым выступом является грандиозная Пирамида Познания – невероятное сооружение Древних, возвышающееся над вечными льдами, покрывающими теневую сторону Тумверы.
Гора и Пирамида находятся строго на противоположных сторонах планеты. Они такие огромные, что из космоса Тумвера действительно немного похожа на веретено, укутанное в облака.
Большую часть планеты занимает Океан. Многие вулканы находятся под водой. Когда они извергается, а извергаются они постоянно, в воздух поднимается столько пара, что вся планета окутывается  густым покрывалом облаков, над которым возвышаются только вершины Горы и Пирамиды. Облачный покров Тумверы такой плотный, что в нем почти нет просветов. Поэтому на поверхности планеты почти всегда сумеречно.
На протяжении тысячелетий Тумверой правили Великие Волшебницы, сменяющая одна другую. Их замок находится на вершине Горы, а вокруг ее подножья расположены города и села тумверийцев. Когда-то волшебницы обладали способностью разгонять облака, и вокруг Горы всегда было солнечно или как говорят тумверийцы - радостно. Последняя из Великиих этой способностью не обладала. Чтобы помочь своему народу, она добыла частичку звезды Ра и поместила ее в недра Горы, а лучшие мастера Тумверы по ее приказу построили Сияющую Сеть – колоссальную конструкцию, накрывшую все основание Горы. В узлах Сети находятся светящиеся шары – сверы, освещающие царящий под облаками полумрак.

Свера=Свет Ра.

Эта волшебница была последней из Великих. Тысячу лет на Тумвере не рождалось дети с Даром. Все эти годы тумверийцы терпеливо ждали рождения новой Великой, в отсутствие которой планетой правил Палатиум– собрание самых мудрых тумверийцев.
Сверы постепенно тускнели и жители планеты с ужасом ждали того дня, когда они совсем погаснут, но верили, что снова родится Великая Волшебница и спасет их мир. И шесть лет назад их желание исполнилось…
Однажды утром в центральном зале Библиотеки обнаружили младенца. Новорожденная, это была девочка,  лежала прямо на странице Первой Книги, которая открылась впервые за тысячу лет!
Увидев это, главный библиотекарь лишился чувств и это никого не удивило. Ведь означать это могло лишь одно – неизвестно откуда взявшийся в Библиотеке подкидыш – будущая  Великая Волшебница Тумверы.
Первая Книга является начальным томом Большой Энциклопедии Волшебниц. Никто точно не знает, сколько всего Книг. Известно только, что в двенадцатой рассказывается о том, как разгонять облака. Книги так огромны, что их изучение занимает целый год. Тумверийские мудрецы сообразили, что чем раньше новая Великая Волшебница дойдет до Двенадцатой Книги, тем быстрее сможет рассеять облака вокруг Горы и вернуть жителям планеты свет Ра.
Но проблема в том, что открываются Книги только по порядку. После того, как одна прочитана, на столе центрального зала Библиотеки чудесным образом появляются следующая. По стенам этого зала расположены полки, на которые Книги переносят после прочтения. Единственная попытка перенести на полку непрочитанную Книгу – говорят такое действительно было! - завершались неудачей.
Найденную в Библиотеке новорожденную назвали Ол’Лалией. Она стала первой Великой Волшебницей после тысячелетнего перерыва. Причем за всю историю Тумверы еще не было случая, чтобы Великой становилась столь юная особа. Обычно предыдущая волшебница назначала свою преемницу, когда та уже была взрослой и мудрой. Но в случае с Ол’Лалией это было невозможно, потому что никакой предшественницы не было. Но сверы тускнели и тумверийцам была просто необходима новая Великая Волшебница. Причем чем быстрее, тем лучше!
Ждать, когда Ол’Лалия подрастет, не было никакой возможности. Поэтому силы лучших воспитателей были брошены на то, чтобы она как можно раньше начала читать. Надежды всей планеты теперь были возложены на эту маленькую девочку. И она оправдывала их – в полтора года она говорила так грамотно, как умеют далеко не все взрослые, а в два начала читать Первую Книгу. Ол’Лалия не знала, что такое играть или развлекаться. Вся ее жизнь была направлена на учение. Она училась без устали. А когда все же уставала, отдыхала только для того, чтобы набраться сил для продолжения учебы. Девочку учили правильно дышать, правильно есть, правильно спать. Правильным считалось только то, что позволяло ей учиться быстрее. И Ол’Лалия училась.
Когда ей исполнилось три, вместо одной Книги она изучала две и стала говорить Важное. Сначала все просто радовались тому, что у них снова появилась Великая Волшебница, потом стали слушать, что она говорит. Некоторое время всем было интересно, но Ол’Лалия развивалась слишком стремительно, и с каждым днем тумверийцам стало все труднее понимать смысл сказанного. Тогда мудрецы попросили ее говорить Важное только в Палатиуме, а из Кристазала просто приветствовать подданных и желать им хорошего дня.
В день шестой годовщины своего появления Ол’Лалия должна была приступить к изучению Десятой Книги. Вчера, а вернее уже сегодня, она легла спать за несколько часов до включения свер, потому что хотела закончить Девятую Книгу.

Сейчас на столе лежала Десятая Книга. Внешне она почти ничем не отличалась от Девятой. Ол’Лалия раскрыла ее, в ней оказался листок с надписью на неизвестном девочке языке. Это было странно, потому что во всех предыдущих Книгах ничего подобного не было. Ол’Лалия осторожно перевернула листок и увидела изображение странного зверя, чем-то напоминающего мифических драконов, но только…
  Во-первых, у зверя на рисунке было довольно заметное пузо, известные же маленькой волшебнице драконы были тонкими и длинными, а во вторых выражение его морды никак нельзя было назвать свирепым, скорее оно было… радостным.
  Ол’Лалия вдруг подумала, что не зря хорошее настроение и хорошую погоду называют одинаково. И там, и там достаточно света Ра.

Радость=Ра+Достаток

В странном звере  света Ра было достаточно, даже слишком. Он просто сиял!
- Хотела бы я посмотреть, как он выглядит на самом деле, - вслух подумала Ол’Лалия, которой вдруг очень захотелось почувствовать вот такую беззаботную радость. А когда волшебницам чего-нибудь хочется…

«Невиданный зверь»
Грянул гром! Вспыхнул свет! Дождь, к счастью, не пошел, а то бы хранитель Библиотеки очень расстроился. И посреди центрального зала Библиотеки возник огромный зверь. Точно такой, как в книге! У него было длинное гибкое тело, мощные короткие лапы с острыми когтями и страшная зубастая пасть. Зверь хлопал огромными крыльями, и от этого поднимался такой ветер, что с полок падали книги.
Ол’Лалия с интересом наблюдала за его буйствами и лизала леденец. Мудрецы говорили, что это вредно, но она знала, что глюкоза стимулирует работу мозга, а зубы она потом обязательно почистит. Решив, что обращаться к незнакомому зверю с леденцом не солидно, она спрятала лакомство за спину и торжественно произнесла своим Вещательным Голосом, которым она говорила Важное и давала ценные советы:
- Приветствую тебя, невиданный зверь. Я, Ол’Лалия. А ты кто такой?
- Как я здесь оказался?!  - ревел зверь, не обращая внимания на вопрос маленькой волшебницы. - Что меня держит? Почему я не могу взлететь?
- Это я тебя держу, - спокойно заявила девочка тоненьким голоском, который каким-то невероятным образом перекрывал гневный рев дракона.
- Ты?! – разгневанно взревел дракон.
Он изогнул мощную длинную шею, открыл огромную пасть, и в сторону маленькой волшебницы понеслась струя ревущего огня…
Решив, что изучать такого громадного зверя будет удобнее на Трупе, Ол’Лалия перенеслась туда…
Читатель, ты сейчас наверняка думаешь, что маленькая волшебница задумала что-то нехорошее. Это совсем не так!

ТРУП = Тренировка + Уступ = Тренировочный уступ

            Труп - это такое уединенное место на склоне Горы, где Великие Волшебницы упражняются в сотворении заклинаний, которые могут быть опасны для окружающих или как, например Ол’Лалия, изучают огнедышащих драконов.

«Знакомство»
Высоко под облаками бушевал дракон. Он расправлял огромные крылья, которые закрывали, казалось, половину неба, щелкал огромными когтями, оглушительно ревел и скрежетал зубами. 
- Глупости, - сказала маленькая волшебница. – Какой же ты дракон? Драконы только в сказках бывают. И выглядят они совсем по-другому.
- Но вот же я, дракон! Настоящий! – громыхал тот сверху и выпускал очередную струю, которая проносилась совсем рядом с девочкой.
Бушующее пламя в мгновение ока превращало камни в пар. Казалось еще миг, и оно поглотит все. А посреди этого огненного смерча на крошечном островке голого камня, непонятно каким чудом избежавшего испепеляющей ярости дракона стояла маленькая девочка и лениво лизала леденец – раз он ведет себя не вежливо, то и она не будет церемониться.
- Глупости. Ты такой красивый. Вот-вот, особенно сейчас, прям переливаешься весь.
- Я уничтожу тебя! – пламя залило весь Труп.

«Перемирие»
- Не выйдет, - спокойно произнесла Ол’Лалия, легким движением руки развеивая огненные языки.  – Но я, пожалуй, поверю, что ты дракон. Мир?
- Ладно, - устало произнес дракон и опустился на обугленные камни, которые стремительно приобретали свой прежний вид - Ол’Лалия всегда сама устраняла последствия своих экспериментов.
- Ну, хорошо, если ты дракон, то почему такой толстенький? – спросила девочка. – Все драконы тощие и длинные.
- Никакой я не толстенький! Я нормальный!   Тощие и длинные это синарагоны, а я манрагон, - буркнул тот. – Это ты меня сюда затащила?
- Случайно, - Ол’Лаллия так смутилась, что даже не сообразила уточнить, чем еще, кроме толщины отличаются драконы. – Мне просто стало интересно, кто был изображен на картинке.
- Ну, теперь узнала! Можешь отправлять меня обратно.  И поспеши, у меня много дел.
- Видишь ли, - смутилась девочка. – Я не знаю, как это сделать?
- Что?! – воскликнул дракон. – Как это не знаешь? Ты же волшебница.
- Да, - согласилась Ол’Лалия. – Но волшебниц у нас не было уже тысячу лет и никто не знает, чему меня учить.
- Караул! – заверещал дракон. – Меня похитила волшебница недоучка! И теперь я никогда не вернусь домой! О, горе мне! За что мне эти муки?

«Слезы Дракона»
Из глаз дракона полились слезы, он рухнул на камни и замер. Ол’Лалия не знала, что делать. Ей было ужасно стыдно и хотелось хоть как-то утешить беднягу. Она подошла к нему и стала гладить его красивую морду.
- Не плачь, пожалуйста, - ласково говорила она. – Поживешь пока у нас. А я обязательно узнаю способ отправить тебя домой. Правда! Я уже многому научилась сама.
- Значит, говоришь, драконов у вас нет? – спросил дракон, приоткрывая янтарный глаз, в котором не было ни капли скорби. - И волшебников тоже? Ну, кроме тебя, конечно? Ни волшебников, ни драконов! Я единственный! Неповторимый! Уникальный! Попроси меня и я останусь… может быть.
- Останься, пожалуйста, - растерянно произнесла девочка, не понимая, как дракон так быстро оправился от безутешных слез.
- Ураааа! –дракон взмыл в воздух и сделал кувырок, но тут же спохватился и добавил уже гораздо солиднее, – Уговорила, я остаюсь. Но есть несколько условий. Хотя ладно, с условиями мы до вечера провозимся. Для начала  давай перекусим. Я когда голодный, плохо договариваюсь.
Но девочка смотрела не на разошедшегося Дракона, а на небо над ним. Оно был чистым и бездонным! Таким, каким  могло быть только над Замком Волшебниц, но никак не на Трупе!
- Небо! - потрясенно произнесла Ол’Лалия.
- Небо? – не понял Дракон. – Ты хочешь называть меня небо? Спасибо, конечно, Мне приятно, но можно я буду просто Дракон. Раз уж я все равно здесь один такой.
- Небо раскрылось, - восхищенная девочка даже не обратила внимания на его слова.
- Конечно, раскрылось, - сказал Дракон, даже не посмотрев наверх, и гордо добавил. – Я же говорил тебе, что я манрагон.
- Манрагон? – спросила Ол’Лаллия.
- Ну, да, - радостно оскалился тот. – У нас живут самые разные драконы. Те же синарагоны твои тощие! Это ж надо! Ровнять всех драконов под сияющих!

СИНАРАГОН = Сиять + На + Ра + Дракон = Дракон, сияющий на солнце.


МАНРАГОН = Манить + Ра + Дракон = Дракон, приманивающий солнце.

- Я вот из манрагонов, - продолжал обиженный Дракон. - При нашем появлении даже грозовые тучи превращаются в маленькие пушистые облачка, в которых так приятно летать. Не пробовала? 
- Нет, я не умею летать, - зачарованно произнесла девочка, начавшая понимать, что причина долгожданного и казавшегося невыносимо далеким чуда находится прямо перед ней. 
- Что же ты за волшебница такая, если даже летать не умеешь? – снисходительно фыркнул Дракон.
            - Я Ол’Лалия, Великая Волшебница Тумверы.
- Что?! Я на Тумвере?! На Клиз…, - дальше Дракон уже не мог говорить, захлебываясь от хохота, он грохнулся на землю и стал кататься по ней, дергая передними и задними лапами.
-      Что здесь смешного? – спросила Ол’Лалия, не понимая причину такого веселья.
-      Ой, не могу! – не унимался Дракон. – Ну, ты и насмешила. Значит ты великая волшебница?
-      Да, - кивнула девочка.
-      Тумверы? – маленькая волшебница снова кивнула. – А ты знаешь, как называют твою планету на Мастере? – Ол’Лалия отрицательно покачала головой. – Двойная Клизма! Вот как! Потому что похожа! И значит ты Великая Волшебница Двойной Клизмы! Ой, я не могу! – Дракон снова покатился со смеху.
-      И что тут смешного? – спросила Ол’Лалия таким серьезным тоном, что Дракон даже смеяться перестал.
-      Ты что правда не понимаешь? – удивился он. – Ну как же? Двойная Клизма это же смешно, а тут еще…, - увидев непонимающий взгляд девочки, он  понял, что объяснять бесполезно. – Ладно, замнем для ясности.
Дракону вдруг стало очень стыдно, что он смеялся над этой малышкой, у которой, похоже, совершенно отсутствует чувство юмора. Мало того, ему стало совершенно ясно, что эта девочка совершенно не умеет улыбаться. Все нутро манрагона протестовало против такого вопиющего безобразия -  в его присутствии всем должно быть хорошо, все должны улыбаться и радоваться жизни. До знакомства с Ол’Лалией так и было. А тут осечка! Может, неожиданный пространственный перенос сказался?
-      А хочешь, я тебя завтра покатаю? – неожиданно для самого себя предложил  он. – По небу! Посмотришь на свою Клиз… - тьфу ты! - на Тумверу сверху.
-      Хочу, - уверенно сказала девочка. – Это познавательно.
-      Ну, это уже что-то, - растерянно пробормотал Дракон, не переставая поражаться совершенно недетским реакциям девочки. – А там может и до улыбки дойдет. 

«Первый друг Великой Волшебницы»

Когда жители Тумверы проснулись на следующий день, они впервые в жизни увидели безоблачное небо, которое до этого  могли видеть только нарисованным на потолках своих домов. Такая вот есть у тумверийцев традиция. Первой мыслью каждого из них было то, что Ол’Лалии каким-то непостижимым образом удалось прочитать Двенадцатую Книгу.
Но Великая Волшебница, как и обычно, появилась на балконе башни и сказала:
- Здравствуйте, подданные мои! Сверы, которые служили нам так долго, могут наконец отдохнуть. Чудо, которого мы так долго ждали, свершилось! И причиной тому наш  почтенный гость из другого мира - Лучезарный и блистательный Дракон!
Ол’Лалия не совсем понимала, чем блистательный отличается от лучезарного и зачем употреблять оба эти слова, но Дракон настоятельно просил представить его именно так.
Как только она это сказала в небо над башней взмыл Дракон и стал кружить над замком. Глядя на него маленькая волшебница вынуждена была признать, что он действительно лучезарный… и блистательный.
Теперь, когда над Тумверой снова сияла Ра, Ол’Лалия разрешила себе маленькую поблажку. Нет, не думайте, он побывала и в Палатиуме, и в Библиотеке, и в Палацсо,  но после этого она отправилась в свой первый в жизни полет на Драконе. И это было… радостно!

Так случайно выдернутый Ол’Лалией из другого мира Дракон вернул тумверийцам радость и скоро стал всеобщим любимцем. То время, что Ол’Лаллия проводила в учении и государственных заботах, он проводил в обществе простых тумверийцев. Он без устали катал на своей спине всех желающих и пренебрежительно фыркал на осторожные замечания представителей Палатиума, что не гоже, мол, другу самой Великой Волшебницы… Ла-ла-ла! Но как только девочка выходила из Палацсо, она видела поджидающего ее на ступенях Дракона. При всей своей безалаберности он никогда не опаздывал! Ол’Лаллия взбиралась ему на спину, и они отправлялись, по выражению Дракона, бездельничать.

Скоро  маленькая волшебница и Дракон стали неразлучны. Житель другого  мира, он был начисто лишен того священного трепета, который испытывали перед своей Великой Волшебницей тумверийцы. Ол’Лаллия так устала оттого, что при ее приближении все падают ниц. Разговаривать с ней было дозволено лишь мудрецам Палатиума. А о чем с ними разговаривать, если единственное, о чем они думают – соблюдение правил и собственная мудрость? Об этом разговаривать Ол’Лалии не хотелось. В Палацсо к ней тоже обращался один из мудрецов.  Поэтому когда появился никогда не унывающий и редко умолкающий Дракон, девочка не хотела расставаться с ним ни на минуту. А еще ей нравилось, что иногда он с ней... не соглашается!
В его лице, уставшая от преклонения девочка обрела преданного  друга, который никак не мог понять, как можно быть такой серьезной и всячески старался  развлечь свою слишком серьезную подругу. Однажды он предложил ей отправиться в Межгалактический Цирк, который привез на Тумверу его приятель Ектор Дир.
Ектор был одним из первых иномирян, кто попал на Тумверу. В том, что это произошло, была заслуга Дракона – он искал все новые и новые способы развеселить Ол’Лаллию.

ИНОМИРЯНИН = Иной+Мир = Представитель другого мира


«Цирк»

- Зачем мы здесь? – строго спросила маленькая волшебница, когда  слуги по сигналу Дракона наконец раздвинули занавеси ее паланкина.
- Это цирк! Здесь развлекаются. Ты что в цирке никогда не была?
- Нет, - девочка посмотрела вокруг с интересом. – Так это и есть место, где одни люди совершают безрассудные поступки на глазах других людей? Не думала, что…
- Лали, - решительно прервал ее Дракон, - я давно хотел сказать тебе, что ты слишком много думаешь. Почему ты никогда не улыбаешься?
- Я Великая Волшебница….
- Ла-ла-ла! Наша песня хороша – начинай сначала. Ты хоть понимаешь, насколько это ненормально в твоем возрасте? Никогда не улыбаться! Уму не постижимо! Все! Мы здесь, в этом храме веселья. Смотри и исцеляйся!
- Это же совершенно бесполезная трата времени.
- Как раз это тебе и нужно – чуть-чуть бесполезности!
Но ни жонглеры, ни акробаты, ни клоуны маленькую волшебницу не рассмешили.
- Почему все смеются? – спрашивала она, глядя на вновь упавшего клоуна. – Ему же больно.
- Ты невыносима, Ол’Лалия, - шипел дракон, который для визита в цирк уменьшился в размерах настолько, что спокойно расположился в диадеме Великой Волшебнице. - Он для того и упал, чтобы все смеялись? Специально!
- Это глупо и жестоко!
- Собирайся, полетишь со мной! Тебе надо проветриться! А мне хорошенько поразмяться, в этом цирке слишком вкусные сладости.

«На облаке»

Дракон был чрезвычайно доволен собой. Он лежал на пушистом облаке, раскинув лапы и выставив вверх пузо, которое сейчас, после нескольких часов стремительного полета казалось ему гораздо меньше. На нем сидела Ол’Лалия и повторяла:
- Этого не может быть.
Дракон слушал ее бормотание и улыбался. Перед первым полетом она уверяла, что он не может летать без магии – размаха крыльев явно не хватает. Сначала Дракон даже обиделся, но обижаться слишком долго он не умел. И теперь, несмотря на уверения подруги, он лежал на облаке. Ему было очень удобно.
- На что ты опираешься? - не унималась Ол’Лалия.
- На облако, - не задумываясь, ответил Дракон первое, что пришло в голову. Думать ему было лень, хотелось просто лежать.
- На облако нельзя опираться, оно не твердое и даже не жидкое.
- Значит, я не опираюсь, - благодушно согласился Дракон.
- Почему же ты тогда лежишь?
- Мне нравится.
- А не падаешь почему?
- Падать мне не нравится, - сказал  он.
- И где же у тебя точка опоры? – задумчиво произнесла маленькая волшебница.
- Что? – не понял Дракон.
- Один мудрец сказал, дайте мне точку опоры и я переверну весь мир!
- А зачем это ему?
- Чтобы доказать, что это возможно.
- Бред! – фыркнул Дракон. - У него получилось?
- Нет. И теперь я понимаю, почему. Он искал точку опоры снаружи, а надо было внутри. Это все меняет, - сказала Ол’Лалия и… шагнула с пуза Дракона. Он хотел подставить хвост, но увидел, что девочка не падает, а спокойно спускается по воздуху! Словно по невидимым ступеням! Дракон тряхнул головой, но ничего не изменилось - Ол’Лалия продолжала спускаться, думая о чем-то своем.

«Церемония Восхождения»
- Да, - восхищенно выдохнул Дракон. – Похоже, точка опоры внутри это действительно круто! Ол’Лалия, ты идешь по воздуху!
- Не говори глупостей, - не оборачиваясь, сказала она. -  Ходить по воздуху невозмож… Ой! – Ол’Лаллия не успела договорить и начала падать. Дракон рванулся за ней. Вытянулся в струну, чтобы как можно быстрее набрать скорость. Но девочка падала слишком быстро!
Дракон обогнал ее почти у самой земли, и в последний момент вместо твердых камней, на которые падала девочка, под ней оказалось его мягкое пузо.
Отскочив от него, Ол’Лалия подскочила в воздух. Дракон тут же подхватил ее и прижал к себе. Только сейчас ему стало по-настоящему страшно.
- Что-то у тебя сердце бьется слишком часто, - рассудительно заметила маленькая волшебница. - Даже хорошо, что завтра мы не сможем полетать. Ты сможешь как следует отдохнуть и набраться сил.
- А почему мы не сможем полетать завтра после того, как ты закончишь раздавать свои ценные советы? - спросил Дракон, когда немного пришел в себя.
- Мне нужно готовиться к церемонии Восхождения.
Ол’Лаллия была очень рада, что на завтрашней церемонии она будет не одна – ведь Дракон явился из другого мира, а значит на него не распространяется закон о том, что ни один тумвериец, кроме Великой Волшебницы, не может подняться на Пирамиду Познания. Идти туда одной ей почему-то очень не хотелось.
– Почему мы должны идти пешком? – спросил Дракон. – По воздуху я бы домчал туда в два счета.
- У тебя нет никакого почтения к традициям. Древние завещали Великой Волшебнице познать всю тяжесть Абсолютного Знания еще до его обретения.
 - Бред какой-то? Ты уверена, что тебе это нужно? По-моему, ты и так слишком умная для своего возраста. А эти твои подданные будут стоять внизу и посмеиваться над твоей глупостью.
- Внизу никого не будет. Ты забыл, что мы отправимся на теневую сторону?
- Тогда это тем более глупо. Зачем соблюдать дурацкие традиции, если этого даже никто не видит? Ну, нельзя же быть такой дремучей!

«Боевой леденец»
- Ах, вот ты как! – вскрикнула Ол’Лаллия и запустила в Дракона леденцом…
В ее защиту можно сказать только то, что она и так очень нервничала перед церемонией Восхождения, а тут еще эти неуместные нападки Дракона. Опасайтесь сердить волшебниц с леденцом. Особенно если они Великие!
Леденец понесся к Дракону, стремительно увеличиваясь в размерах. Страшной силы удар пришелся в его мягкое пузо, и тот, кувыркаясь, полетел вниз. Наверное, он бы разбился о камни, если бы его не подхватила гигантская рука.  Когда она  так успела вырасти Ол’Лалия и сама не заметила, но и не удивились особо – такие фокусы для нее пустяшное дело. Ну, это конечно  тогда, когда она вспоминает, что волшебница. В этот раз Дракону видимо удалось ей напомнить.
- Ой, прости-прости, - запричитала Ол’Лалия, прижимая Дракона к груди. Тот не подавал никаких признаков жизни, но это не взволновало бы никого, кроме гигантской девочки, даже если бы поблизости кто-то был.  Еще бы, этот трюк Дракон проделывал уже раз сто. Дав О’Ллалии вдоволь наизвиняться, он приотркрыл янтарный глаз и радостно пророкотал:
- С возвращением, о, Великая! Это ж надо, зашибить дракона леденцом. Воистину, твоей воинской доблести позавидует сам бог войны.
- Ну, я же бываю и хорошей, - смущенно начала канючить Ол’Лалия, которая также незаметно, как увеличилась, вернулась к нормальным размерам. – Когда я в хорошем, я же всем помогаю.
- Конечно, помогаешь,  Лали, - улыбнулся Дракон. -  Пойдем,  поищем твой леденец, - добавил он преувеличенно сладко.
- Не обращайся со мной, как с маленькой девочкой, - возмутилась Ол’Лалия.
- Ты и есть маленькая девочка, - довольно оскалился Дракон.

«Пирамида Познания»

Вершина Пирамиды Познания была совсем близко. Но сил уже не было. Совсем!
- Я все понимаю, - причитал Дракон. – Надо идти вперед, но у меня просто нет сил. Пожалуйста, понесите меня, - жалобно обратился он в пространство.
Ол’Лалия оглянулась по сторонам, пытаясь найти того, кто бы мог это сделать, никого не нашла и, обреченно вздохнув, засучила рукава и решительно взялась за драконий хвост …

На вершине Ол’Лалия открылась знаниям. Необъятные знания тяжелым грузом легли на хрупкие плечики маленькой волшебницы. Она покачнулась и непременно упала бы, если бы Дракон вовремя не подхватил ее. 

- Ну, хватит! – недовольно проворчал он, унося свою незадачливую подругу подальше от Пирамиды Познания. – И что ты за ребенок такой? Все дети, как дети - играют, шалят, ленятся, а тебе лишь бы голову чем-то набить. Вон как распухла! Не жмут мозги то? 

- Я не ребенок, я Великая Волшебница, - устало произнесла Ол’Лалия, не в силах даже приподнять переполненную знаниями голову.

-  Как будто Великая Волшебница не может быть ребенком, - хмыкнул Дракон.

«Куриный бульончик и драконье пузо»

Всю ночь Ол’Лалия боролась с переизбытком знаний. Ей было стыдно обращаться за помощью и она самоотверженно боролась в одиночку. Среди ночи она не выдержала и приняла составленное Драконом снадобье, которое по его словам должно было принести ей небывалое облегчение. Оно и принесло, правда в несколько неожиданной форме…
Утром Дракон нашел ее в уборной совершенно обессиленную и немедленно перенес в постель. Когда она слабеньким голоском попросила у него бульончика, он чуть не снес пару стен, бросившись исполнять ее просьбу.
- Поешь со мной? - спросила девочка, когда перед ней поставили огромную тарелку с горячим бульоном.
- Нет. Я на диете. Сама же говорила, что я толстый.
- А мне нравится твое пузико, - попыталась успокоить Дракона Ол’Лалия. – Оно такое нежно-желтенькое.
- Опять! – вскричал тот. – Не напоминай мне про него! Откуда оно только взялось? Я же все время летаю!
- Ты же сам говорил, что все манрагоны такие. Такое у вас, строение.
- А я хочу быть стройным манрагоном! – не унимался Дракон, ему очень нравилось, когда его утешали. Поэтому он покапризничал еще немножко...

«Самый Большой Драконий Секрет»
- Ты слишком серьезна, Лали, - укоризненно произнес Дракон, когда она справилась с бульоном. – Тебе просто необходимо расслабиться.
- Я знаю, - хмуро произнесла маленькая волшебница. – Но не могу, - из ее глаз покатились слезы, и сердце Дракона сжалось от жалости. – Почему я все понимаю, а расслабиться не могу?
- Похоже, зря мы карабкались на Пирамиду Познания. От этих знаний одни неприятности. Вот что! Пусть я вызову гнев Хранителей, но все-таки открою тебе главный драконий секрет. Я приглашаю тебя в Драконий Исток!
- Драконий Исток? – вскинула заплаканное лицо Ол’Лалия.
- Оказывается, все-таки есть что-то, чего ты не знаешь, - улыбнулся Дракон. – Исток – это место где драконы черпают свою мудрость. Но главное то, что вместе с мудростью мы получаем радость жизни. Понимаешь, Лали? Знания ничего не стоят, если он  не делают тебя счастливее, радостнее, легче! Закрой глаза и доверься мне.
Девочка послушалась. Некоторое время ничего не происходило, а потом он ощутила, как ее начинает крутить...

В первый миг Исток как обычно ошеломил Дракона. Не было ни верха, ни низа, ни его, ни Вселеной. Только Исток - бесконечная любовь всего драконьего рода!
Но вскоре он пришел в себя и тут же вспомнил, что с ним Ол’Лалия. Оглянувшись, он увидел слева маленькую волшебницу. Ее крутило и вертело в струях Истока. Прилагая невероятные усилия, она удерживалась на месте. Дракон протянул хвост и обхватил ее за талию. Голова девочки продолжала болтаться, и он подумал, что нужно устроить ее как-то поудобнее. Он согнул кончик хвоста и устроил девочку на сгибе так, чтобы она могла откинуться. Струи Истока били прямо в лицо, волосы маленькой волшебницы развивались. Дракон решил подтянуть ее к своему боку. Сделав это он с недовольством отметил, что сильно поправился, хотел было придать себе более стройный вид, но вдруг заметил, что Ол’Лалия прикрыта какой-то темной пеленой.
- А это еще зачем? – подумал он и сдернул пелену. Ее тут же подхватили стремительные потоки и унесли прочь. – Так гораздо лучше, - довольно улыбнулся Дракон.

«Цветут лотосы, цветет улыбка»

В это мгновение Ол’Лалия стала увеличиваться. Скоро она сделалась гораздо больше Дракона, продолжая сидеть на его хвосте. Как ни странно, это было удобно. Убедившись, что с девочкой все в порядке, Дракон снова хотел заняться своим внешним видом, но почувствовал слева приятное тепло. Повернув голову, он увидел совсем рядом пушистое улыбающееся облачко. От него исходило такое блаженство, что Дракон тоже заулыбался. А облачко в ответ превратилось в распускающийся цветок лотоса. Причем каким-то невероятным образом расцветание длилось и длилось.  Это было прекрасно! Дракону  захотелось, чтобы Ол’Лалия тоже увидела это чудо. Он обернулся и замер от восторга. Вокруг простирались бесконечные поля распускающихся белых лотосов. Дракон с трудом оторвал взгляд от этой красоты и посмотрел на маленькую волшебницу. Ол’Лалия тоже смотрела на прекрасные цветы и… улыбалась! И Дракон подумал, что все цветы мира не сравнятся с этой самой первой улыбкой его подруги, такой Великой и такой маленькой...

«И снова Пирамида Познания»

- Спасибо, что согласился сопровождать меня, - сказала Ол’Лалия, когда Дракон приземлился на вершине  Пирамиды Познания.
- Это тебе спасибо, что на этот раз не заставила меня идти пешком, А еще… за то, что прикрыла от Хранителей.
- Не понимаю, чего ты так испугался, - лукаво улыбнулась девочка. – Такие милые старички.
- Милые старички!!! – воскликнул Дракон.
- Конечно, милые, - кивнула маленькая волшебница. – Они разрешили мне сделать вот это, - с ее раскрытой ладони слетел маленький шарик света и стал стремительно  увеличиваться в размерах.
- Капля Драконьего Истока! – от восторга и удивления у  Дракона перехватило дух. – Тебе разрешили взять Каплю?! И принести сюда?! Я не верю!
- Ну, не то, чтобы разрешили, - девочка замялась, - но и не запрещали.
- Еще бы! - воскликнул Дракон. - Им и в голову не могло прийти, что такое возможно! Взять Каплю!
- Ой, так неудобно получилось, - Ол’Лалия смущенно потупилась, но в ее глазах плясали хитринки.  – Смотри!
Из переливчатого светового шара Капли на ее ладонь упала нежно-зеленая жемчужина. Маленькая волшебница улыбнулась, поднесла ее к уху и прислушалась.
- И какую же мудрость тебе поведал драконий жемчуг? - спросил восхищенный Дракон.
- Думай сердцем! - ответила Ол’Лалия и счастливо рассмеялась.

Первый раз в жизни!
Антон Сияника. 2009
Иллюстрация: Наталья Шевчук

Антон Сияника Девочка и Дракон Антон Сіяніка Дівчинка і  Дракон

Комментариев нет:

Отправить комментарий